Досудебное разрешение претензий к нашему Доверителю

Один из наших Доверителей является поставщиком специального промышленного оборудования собственного изготовления.

Это оборудование поставляется компании, осуществляющей транспортировку углеводородов. Покупатель нашего Доверителя, приняв товар надлежащего качества, продал товар своему контрагенту для использования в подрядных работах. Вследствие неправильных условий хранения и неквалифицированного монтажа, в товаре возникли дефекты, отсутствовавшие при передаче товара покупателю нашего Доверителя и не являвшиеся заводским браком.

Тем не менее, контрагент покупателя предпринял меры по проведению товароведческой экспертизы, предъявил претензию, которая была добровольно и «подозрительно» скоротечно удовлетворена покупателем нашего Доверителя.

Затем, данный покупатель осуществил попытку возложить имущественную ответственность за убытки на нашего Доверителя.

Не входя в арбитражный спор, мы подготовили разъяснительные контрпретензионные документы, получив которые, покупатель отказался от обращения в суд.

Принципиальным фактором выступила правовая позиция, которую занял наш Доверитель: он заявил, что выдвижение подобных требований носит неправомерный характер, так как в качестве правового обоснования покупателем использовалась ст. 1081 ГК РФ. Данная норма регулирует выставление регрессных требований лицом, возместившим вред, причиненный другим лицом.
Суды предъявление регрессных требований продавцом, миновавшим договорные связи, трактуют как неверно выбранный способ защиты прав (Постановление ФАС ВВО от 20.10.2008 г. по делу № А43-2128/2008-39-81). Согласно правовой позиции ВАС РФ продавец является самостоятельным субъектом ответственности перед потребителем за реализацию последнему некачественного товара, а не возмещает вред, причиненный изготовителем либо предыдущими поставщиками товара (Определение от 12.04.2011 г. № ВАС-3902/11). Законом такая обязанность на продавца не возлагается. Следовательно, в данном случае не могут быть применены положения п. 1 ст. 1081 ГК РФ. Кроме того, значительную роль сыграло позиционирование относительно субъектного состава, определенного ст. 518 ГК РФ.

Правовое управление